Откуда на наши головы взялась мораль, что за она и нужна ли она нам в новых реалиях?

Исследователи считают, что предпосылкой появления морали был «талион» (от латинского «талио» возмездие) – око за око, зуб за зуб – это формула талиона. Из талиона вырастает два вида социальной регуляции: правовая регуляция, в ней он превращается в принцип воздающей справедливости. Раньше права возникает мораль, в которой талион трансформируется в «золотое правило» нравственности. Талион основан на гетерономии воли (это воля внешняя и чужая), поступки других стали причиной действий своих. Талион был исторически первой формой родовой, коллективной ответственности. Суть талиона – уравнивающая справедливость. Он стал первой формой узаконенного насилия, однако это – моральная легитимность, суть которой не провокация насилия, а ограничение насилия. Из талиона вырастаю два специфических вида социальной регуляции: мораль и право. Талион дает лишь одну степень свободы выбора – поступить так, как поступили другие, не превышая степень ущерба, вреда. В основе морали – автономия воли, это – внутренняя воля, воля свободная, своя. Талион трансформируются в моральный способ регуляции, он превращается в «золотое правило».</li>

3. Исторические типы морали

Мораль традиционного общества Почему же традиционное общество получило такое название? Оно стало называться так потому, что регуляция отношений во всех сферах общества опирается на обычаи и традиции – это практические деятельностные стереотипы (шаблоны), которыми руководствовались люди в данную эпоху. Для морали традиционного общества характерно:
  1. Строгая нормативность, которая предписывалась различными законами, это была не юридическая, а именно моральная нормативность. Законы возникают на пике зрелости общинно-племенных отношений и открывают эпоху строительства классового общества. К таким древнейшим сводам законов можно отнести: закон Ману. Это древне-индийский сборник законов и предписаний I в до н.э. Основное понятие – дхарма. Перевести это слово довольно сложно, у него нет аналогов в других языках. Можно дать только смысловую интерпретацию: дхарма – это универсальный порядок в природе и обществе, это религиозный принцип, это доктрина, и истина, и мораль, и долг, и добродетель, и польза, и обычай. Законы Ману учат, что поведение должно представлять собой аскетический религиозный подвиг брахмана, который еще раз акцентирует и подчеркивает специфические правила сословного поведения. У каждой касты свои правила сословного поведения. Внесословные личности считались порочными, аморальными и это были нечистые по происхождению и по крови личности. Идеал – асект. Считалось, что аскеза очищает человека от грехов. Пороками в этом учении считается: алчность, ложь, супружеская неверность, присвоение чужого, убийство.
  2. Следующим примером могут служить законы Моисея, пророка иудеев. Они представлены в Торе. Бог Ветхого Завета не предстает милостивым и всепрощающим, он грозный судья, требующий фанатичного поклонения. Ветхозаветная мораль не отрицает корысти, грабежа, нужно радоваться богатой добычи, добытой любыми путями. Считается, что ветхозаветная мораль носит герметичный характер, она закрыта для других народов, она несет в себе социокультурный смысл. Для иудеев изоляция этноса, укрепление внутренних отношений было оправданным. Ценности – богатство, здоровье и продолжение рода. Это все было вызвано необходимостью выживания изгнанного и скитающегося народа. К.Г. Юнг писал, что Иисус Христос появляется в качестве иудейского реформатора и пророка, он есть исключительно добрый бог, как альтернатива Яхве. Религия Ветхого завета – религия страха; религия нового завета – религия любви.
</li>
</li>Мораль индустриального и постиндустриального общества Индустриальную мораль называют рациональной моралью, далее идет прагматизм морали постиндустриальной. Отличия от морали традиционного общества проявляются в следующем:
  1. Мораль индустриального общества основана на ином отношении: личность – общество, в отличие от непосредственной зависимости, здесь опосредованный тип связи (вещная зависимость или экономическая зависимость). Суть этой новой зависимости в том, что человек не является собственностью владельца предприятия, отношения развиваются товарно-денежные.
  2. Мораль традиционного общества – есть мораль, основанная на социальном неравенстве. Принцип сословной чести является системообразующими. В индустриальном обществе рождается мораль псевдо равенства и псевдо свободы, псевдо братства (свобода, равенство и братство). На деле же происходит абсолютное закабаление рабочего. Буржуазная мораль носит двойственный характер, она делится на две части: одна называется «нормы-цели», которые конкретизируются через материальные богатства, через жизненную свободу, через возможность доступу ко всем материальным благам (образованию, отдыху и т. д.). Богатство становится основным благом, оно открывает путь к остальным благам. Другая сторона: «нормы–рамки». Конкуренция на первом этапе «первоначального накопления капитала» существовала реальная опасность взаимоуничтожения. Нормы–рамки были направлены на сдерживание конкуренции, они выступали как собственно моральные нормы. К этим нормам относятся: долг и ответственность перед обществом, достойная конкуренция. Чтобы избежать риска, нужно чтобы конкуренты также имели выгоду (Б. Франклин).
  3. К постиндустриальному относится не только капитализм, но и социализм, в отличие от рабовладения и феодализма. Капитализм и социализм представляют собой разные типы общества. Человек, работающий на капиталистическом предприятии, продает свой труд частному предпринимателю. На социалистическом предприятии – государству (это разные типы собственности, разные политический строй). Отсюда и существенные различия в морали. Можно выделить мораль буржуазную (капиталистическую) и мораль социализма.
</li>Рассмотрим единство и различие моральных ценностей капитализма и социализма, опираясь на конструктивную критику, выделяющую во всем и плюсы, и минусы. Для сравнения разных систем моральных ценностей будем использовать два универсальных противоречия: социальное – индивидуальное, общение — обособление. Учитывая современные российские реалии, характеризуемые беспрецедентным переходом от социализма к капитализму и сложным смешением разных мировоззрений и ценностей, отразим это в таблице: не от капитализма к социализму, согласно логике исторического процесса, а реально происходящий переход от социализма к капитализму.</li>Ценностные основания капитализма и социализма</li>Альтруизм – бескорыстное служение другому человеку. Эгоизм – любовь к себе. Плюс альтруизма – готовность помощи и служения другому. Минус альтруизма – самоотречение, отречение ценности собственной жизни и своего благополучия. Плюс эгоизма – без любви к себе мы навряд ли добьемся уважения и любви других. Минус эгоизма – это гипертрофия, эгоцентризм, человек теряет способность любить других.Бескорыстие – это специфический моральный мотив, он концентрирует в себе ценность всех остальных моральных мотивов. Плюс бескорыстия – готовность к безвозмездному служению другим. Он чем то похож на альтруизм, однако бескорыстные поступки мы совершаем и без любви к другому. Минус бескорыстия – опасность самозабвения. Практический утилитаризм – порождение духа капитализма, ориентация сознания на пользу. «Утилитас» лат. – польза, «прагма» греч. – дело, успех. Прагматизм и утилитаризм взаимодополняющие друг друга ценностные ориентации. Плюс – к благу ведет только результативная, полезная деятельность. Минус – «все средства хороши», для достижения цели, пользы, успеха. Социальная активность – это социальная позиция, это необходимо, как способ приобщения к общественной жизни. Плюс – усовершенствование общества и себя. Минус – социальной активности: корыстный, карьерный характер. Квиетизм – это растерянность перед меняющейся реальностью и смирение с происходящим. Это пассивная позиция. Эскапизм – бегство от непонятной, опасной, агрессивной реальности, это уже активная позиция. Плюс – это проявление инстинкта жизни и самосохранения, только в первом через смирение, а во втором через бегство. Минус: квиетизм – это капитуляция перед реальностью. Эскапизм – это бегство от реальности, которое приобретает иллюзорные и деструктивные формы. </li>

4. Проблема морально-нравственного прогресса: оптимизм и пессимизм

Проблема направленности развития морали и нравственности относится к числу самых дискуссионных в этическом знании. Существуют различные гипотезы на этот счет. Они связаны с общими представлениями о направленности социально-исторического развития. Так, например, ранее были выдвинуты теории циклического и регрессивного развития. Тем не менее, человеческая история не дает пока возможности сделать какие-либо однозначные выводы относительно ее смысла и направленности. Поэтому и в области этического знания не может быть единства мнений. Морально-нравственный оптимизм – такой тип мировоззрения и мироотношения, в основе которого лежит вера в лучшее будущее, вера в прогресс. Плюс оптимизма – активизация всех жизненных сил. Минус – гипертрофированный оптимизм, который опасен утопизмом, иллюзиями и самообманом. Морально-нравственный пессимизм – специфическое мировоззрение, в основе которого лежит скептицизм и нигилизм. Характерны: отсутствие веры в лучшее будущее, чаще всего убежденность в регрессе. Плюс – «подвергай все сомнению», это лозунг скептиков, нельзя принимать все на веру, он и есть противоядие от чрезмерного оптимизма. Минус – пассивная жизненная позиция, обесценивание веры в лучшее будущее. Плюсы и минусы оптимизма и пессимизма и общие выводы рассмотрим в следующем разделе, посвященном проблеме морально-нравственного прогресса.</li>

Контрольные вопросы

  1. Какие концепции происхождения морали Вы знаете?
  2. Когда (исторически) возникает мораль? В ответ на какую необходимость?
  3. Что такое «талион»?
  4. Каковы его отличительные характеристики?
  5. В чем отличие «золотого правила» от «талиона»?
  6. Охарактеризуйте основные исторические типы морали.
  7. В чем заключаются различия рациональной морали индустриального общества (в сравнении с традиционной)?
  8. Дайте определение «морально-нравственного оптимизма», «морально-нравственного пессимизма».
  9. Возможен ли морально-нравственный прогресс? Каковы его критерии?
</li>

Литература

  1. Гусейнов А.А. Этика : Учеб. для студентов вузов / А.А. Гусейнов, Р.Г. Апресян. – М. : Гардарики, 2002. – 472 с.
  2. Гусейнов, А.А. Золотое правило нравственности / А.А. Гусейнов. – М. : Молодая гвардия, 1988. – 271 с.
  3. Фрейд, З. Остроумие и его отношение к бессознательному; Страх; Тотем и табу / З. Фрейд ; Пер. с нем. Я.М. Когана, М.В. Вульфа ; Худ. обл. М. В. Драко. – Минск : Попури, 1999. – 492 с.
</li>Иллюстрации:Принцип талиона:http://www.logobook.ru/prod_show.php?object_uid=11234535#http://calvaryguard.com/ru/kanz/hist/polit/kazn/http://godpoesy.at.ua/publ/stikhi_o_boge/vera/byt_khristianami/3-1-0-112Социалистический долг:http://www.kollektivizaciya.ru/club/group/16/photo/photo/324/7717/</li>

poyavilas-morale.jpg

Во всех странах жрецы всегда внушали, что неверие в богов разрушает нравственность, основанную на религии.

В 4-м тысячелетии до нашей эры между Тигром и Евфратом в обширной низменности возникло рабовладельческое государство шумер. Там жрецы рассказывали, что владычица небес, прекраснейшая из богинь Инанна, у бога мудрости Энки, своего праотца, пребывающего в водной бездне, выпросила сто «ме» — правил поведения и божественных законов. Энки приказал соорудить для богини ладью небесную и нагрузил ее законами. Бог солнца Уту стал наблюдать за тем, как следуют люди моральным предписаниям.

utu-i-inanna.jpg

Боги Уту и Инанна. Барельеф.

В Древней Индии верили, что в человеке находится дух Варуна. Он знает все, о чем люди думают. У духа есть зубы, которыми он грызет людей, когда они поступают неправильно.

В Древней Греции передовые философы учили, что источник нравственного начала не в вере в духов или богов. Эсхил как сторонник этих мыслителей доказывал, что представления о справедливости, доброте, человеколюбии исходили не от олимпийцев, а от Прометея.

Мораль — людские правила поведения, нормы их общежития — нельзя отождествлять с религией — верой в сверхъестественные силы и их почитание. Мораль возникала как осознание правил, регулирующих труд и распределение пищи, как представление о желательном и нежелательном, добре и зле. На протяжении тысячелетий формировались основные правила человеческого общежития. Они передавались из поколения в поколение, закреплялись в пословицах. Так, например, жители Африки говорили: «Длинная стрела в колчане не помещается» (не нужно над соплеменниками возвышаться), «Если говоришь ночью, что ты красив, не забывай, что тебя днем увидят люди» (будь правдив).

Основой первобытной морали был коллективный труд. Чарлз Дарвин в собственной книге «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле ,,Бигль“» повествует, что наблюдал, как житель Огненной Земли разрывал на одинаковые полоски принесенное ему в дар одеяло из шерсти, с целью разделения его по всем своим сородичам. Этим людям был чужд индивидуализм. Слова «я», «мое» возникли позже слов «мы», «наше». Единственное число появилось позже, чем множественное.

Образ Прометея, возникший в доклассовом обществе, был чужд эгоизма и себялюбия. Вызывает уважение его бескорыстная любовь к людям, способность идти на подвиг ради их спасения, не страшась ожидаемой кары. Самопожертвование Прометея несло в себе моральный урок людям.

Древние греки высоко оценили нравственное значение подвига Прометея. Басни о нем были приписаны Эзопу, фригийскому рабу из Малой Азии, якобы жившему в VI веке до нашей эры. Неизвестно, существовал ли Эзоп, или это фольклорный образ, олицетворяющий житейский опыт. Дельфийские жрецы погубили баснописца, высмеивающего их жадность и тунеядство. Жрецы обвинили Эзопа в похищении золотой чаши, которую сами же подбросили ему. По одним сведениям. Эзопа побили камнями, а по другим — сбросили со скалы.

В одной из басен Эзопа рассказывается, что вылепив людей, Прометей, повесил на плечи каждому две сумы: первую — с чужими пороками, вторую — с собственными пороками. Суму с пороками собственными он поместил за спину, с чужими же — спереди. Поэтому чужие пороки сразу бросаются людям в глаза, а свои собственные они не видят.

Пробуждение у человека звериных инстинктов объясняли тем, что Прометей, когда создавал его из глины, примешал к ней частицы различных животных.

В коллективном труде были подавлены звериные инстинкты, когда пища совместно добывалась и распределялась. В первобытной общине держались общая связь, непосредственно само общество, дисциплина труда, трудовой распорядок силой привычки, традиции, авторитетом, которым пользовалась женщина. Она устанавливала первые нормы нравственности, воспитывающие уважение к старшим, любовь к детям.

Гесиод считал Прометея виновником морального упадка человеческого общества, относился к похищению титаном огня как к дерзкой краже, заслуживающей наказания. Но когда возникал прометеевский миф, похищение не было безнравственным поступком. Понятие об аморальности кражи сложилось только тогда, когда появились частная собственность, имущественное неравенство и антагонизм между богатыми и бедными.

Переход от дикости и варварства к цивилизации был необходимым и полезным явлением, но он принес людям и много зла, и прежде всего — порабощение человека человеком. После того как Прометей освободился от оков, он надел на себя знак рабства — венец из ивовых прутьев, из которых делали веревки для связывания непокорных рабов.

Древние греки рассказывали такую сказку. Много тысяч лет назад заспорили знатные заказчики с гончарами, почему у одних много золота и серебра, а у других ничего нет. Богатые заказчики уверяли, что люди, когда рождаются, получают души, состоящие из трех частей — разума, воли и низших страстей. У кого преобладает мудрость, тот становится правителем, у кого мужество — воином, а у кого умеренность — ремесленником и земледельцем. Боги примешивают к душам будущих богачей много золота и серебра, а к душам бедняков — много меди. Гончары говорили, что эти вымыслы выгодны только богатым и знатным. Разделение людей на богатых и бедных произошло по вине дурня Эпиметея, брата Прометея. Эпиметей роздал все богатства зверям, восхищаясь их косматыми шкурами. Узнав об этом, Прометей принес бедным людям огонь и научил их разным ремеслам. Звери превратились в богачей, лентяев, а бедняки — в добрых тружеников.

В Древнем Риме Прометея обвиняли в том, что человек ведет постоянные войны, так как первая война будто бы возникла потому, что титаны напали на Зевса, желая свергнуть его власть. Но согласно мифу о Прометее, он был против войны с олимпийскими божествами и не участвовал в ней. Царь богов несколько раз пытался истребить род человеческий, а Прометей спасал его от гибели. Зевс с помощью всемирного потопа погубил всех людей, но после него дети Прометея бросали себе за спину камни, которые превращались в новых людей.

Платон утверждал, что совесть люди получили от Зевса, а не от Прометея, потому что он якобы побоялся проникнуть за ней в чертоги царя богов. Но когда возникла олимпийская мифология, у древних греков не было понятия «совесть». Даже «Илиада» и «Одиссея» еще не знали слова «совесть».

Древние греки боялись эриний (у римлян — фурий) — хранительниц морали материнского рода. Эринии наказывают людей за преступления против родителей. Быстроногие эринии — мстительные старухи в темных одеяниях, со змеями в волосах, с пылающими факелами в руках — неукротимо преследуют свои жертвы, внушая им неописуемый страх перед ожидающими их наказаниями.

В Древней Греции по мере распространения свободомыслия исчезала вера в эриний и стало развиваться представление о совести. В трагедии «Орест» Еврипида, жившего в V веке до нашей эры, героя, убившего свою мать, мучают уже не эринии, посылаемые богами в наказание, а укоры совести. На вопрос, что за печаль удручает Ореста, он отвечает: сознание, что совершил ужасное преступление.

Великий трагик Еврипид призывал не верить в существование богов:

Русское слово «совесть» происходит от слова «co-ведение», то есть знание человека о своих поступках, «со-знание» их. Разум помогает человеку руководствоваться в выборе и оценке своих намерений и поступков: «Без разума совесть слепа». Совесть — нравственный самоконтроль личности, способность оценивать свои поступки и намерения, сравнивать их с требованиями общества. В результате такой самооценки возникает чувство стыда или нравственного удовлетворения. Слова «стыдно» и «совестно» равнозначны. «Как тебе не совестно?», «Как тебе не стыдно?» — эти вопросы тождественны. Народ давно отметил связь совести со стыдом: «В ком стыд, в том и совесть».

Английский поэт Джордж Байрон (1788— 1824) назвал Прометея «пророком добра», пробуждающим совесть.

В капиталистических странах религиозные наставники молодежи проповедуют, что, по мере того как Прометей входит через широко открытые двери в дома людей, мораль вылетает в окно. В основе таких суждений лежит ложное истолкование образа Прометея, олицетворяющего науку и технику, как якобы лишенного нравственного начала.

Науку нередко отделяют от морали потому, что под наукой понимают только частные вопросы естествознания, вне их философского значения. Однако когда философия возникала, она уже тогда была связана с зачатками естественных наук и этикой. Наука систематизировала знания о природе и обществе, которые включают и философскую науку о нравственности.

Между научным и нравственным сознанием людей не должно быть антагонизма, так как наука существует не для самой себя, а для человека. Она по своей природе человечна, обладает неограниченными возможностями творить добро. «Наука должна служить только добру», — писал Жюль Верн. Она обладает нравственной силой, обогащает людей материально и нравственно. Подлинно научному, а значит, верному отражению в сознании человека окружающего мира наиболее соответствуют истинные нравственные убеждения.

Поиски научной истины, страстная любовь к знаниям таят в себе нечто глубоко нравственное, способствуют воспитанию высоких моральных качеств человека. Наука и техника не оторваны от морали. Народ, живущий в обществе, свободном от волчьих законов, создал свою мораль. Она включает в себя все лучшее, что выработали народные массы в многовековой борьбе с гнетом эксплуатации и насилием, в борьбе за свободу, за освобождение общества от различных пороков. С давних времен люди почитали трудолюбие и честность, которые прославлял Эсхил в трагедии о Прометее. Нашей морали, содержащей правила социалистического общежития, дорога высшая доблесть человеческого духа, воплощенная в призывах Прометея к справедливости и свободе, к победе добра над злом.

Нравственный человек обычно соотносит свое поведение с ценностями, т.е. с жизненными и практическими установками, которые он воспринимает как святыни. Но как появились эти моральные заповеди? Некоторые философы, например русский мыслитель В. С. Соловьев, полагают, что нравственность – прирожденное человеческое свойство, отличающее его от животных. «Основные чувства стыда, жалости и благоговения испытывают область возможных нравственных отношений человека к тому, что ниже его, что равно ему и что выше его»[1], – писал он. Другие мыслители полагают, что нравственные нормы сложились в результате исторического опыта людей. Способность к оценке действий с точки зрения добра и зла – основная черта человека, которая, хотя и изменчива, все же свойственна людям.

З. Фрейд был убежден в том, что в первобытном стаде перволюди убили своего «отца». Сексуальное соперничество «детей» с «отцом» привело к тому, что они решили избавиться от него. Однако этот проступок не прошел для них безнаказанно. Страшное преступление пробудило раскаяние. «Дети» поклялись никогда больше не совершать таких деяний. Раскаяние и породило феномен совести. Таково происхождение нравственности.

Другие философы, скажем, немецкий теолог Швейцер, видели истоки нравственности в кристаллизации исторического опыта человечества. Люди в процессе совместной жизни все больше и больше осознавали, что безнравственное поведение способно принести много зла, и поэтому стремились к праведной жизни, вырабатывая моральные нормы. Стремясь реализовать конкретный социальный идеал, люди вырабатывали систему ценностей, которая позволяла им оценивать события, извлекать уроки из содеянного, искать критерии добра и устранять зло. Так думали многие социальные мыслители конца XIX – начала XX столетия.

Можно назвать также религиозный взгляд на происхождение морали. Мыслители данной ориентации считают, что нравственные нормы буквально упали с неба на еще не готовое их принять человечество в первый раз 3500 лет назад (через пророка Моисея, во время встречи с которым Бог Яхве выжег эти заповеди на скрижалях), второй – 2000 лет назад (через Иисуса Христа).

Иной взгляд на происхождение морали находим у Канта, считавшего, что нравственность отличается от знания, которое черпается из опыта или удостоверяется им[2].

«Нравственность не входит в сферу знания. Она образует особую сферу – сферу ценностей. Их различие состоит в том, что знания черпаются из мира, а ценности создают мир. Знания фиксируют содержательность мира, его неисчерпаемое предметное многообразие, говоря о том, как устроен атом, что находится на невидимой стороне Луны, почему появляются озоновые дыры и многих других чрезвычайно интересных и важных вещах. Мораль же организует мир человеческих отношений, задает им самую общую основу. Знания всегда являются знанием об объекте, даже в том случае, когда речь идет о познании человека. Мораль же всегда исходит из субъекта, даже в том случае, когда она постулируется в качестве закона универсума. Знания открываются, обнаруживаются, а моральные принципы избираются, устанавливаются. Первые объективны, независимы от познающего, вторые субъективны, произвольны»[3].

Ф. Ницше впервые высказал догадку, что многие люди вообще не имеют нравственного чувства от рождения. Значит, среди нас есть морально невменяемые люди, которых невозможно переделать или перевоспитать. Такого рода представления стали в XX в. популярными. Как уже говорилось, философы отмечали, что те, у кого есть совесть, должны, наконец, осознать свое кровное родство и утвердить нравственные принципы в жизни людей.

Однако нравственные представления у разных людей оказываются разными. В. С. Соловьев в книге «Оправдание добра» приводит такой пример: краснокожий индеец почитает за доблесть собрать как можно больше человеческих голов. Эскимос копит запас гнилого жира от тюленей, полагая, что это хорошо для людей и для загробного мира. Средневековый крестьянин считает, что добро – это когда он украдет много коров, а зло – когда у него украдут…

Русский мыслитель сравнивал нравственную философию с путеводителем, который живописует места, достойные посещения, но в то же время не говорит человеку, куда ему ехать. Люди сами принимают решение, куда направить свои стопы. В связи с этим, по словам Соловьева, никакое изложение нравственных норм, т.е. условий достижения истинной жизненной цели, не может иметь смысла для человека, сознательно поставившего себе не эту, а совсем другую цель.

По определению Р. Г. Апресяна, «мораль – понятие, посредством которого в мыслительном и практическом опыте людей вычленяются обычаи, законы, поступки, характеры, выражающие высшие ценности и долженствование, через которые человек проявляет себя как разумное, самосознательное и свободное создание (существо)»[4].

Следовательно, мораль – это та область нравственных ценностей, которая признается каждым взрослым человеком или ответственным ребенком. Содержание этой сферы, ее размеры меняются с течением времени и различны в разных обществах. К господствующей морали у всех народов и во все времена кроме социальных ценностей принадлежат также и те, которые расцениваются как религиозные заповеди. Одним словом, мораль – это практика, нравственная жизнь народа.

  • [1]Соловьев В. С. Оправдание добра // Соч. Т. 1. С. 130.
  • [2] См.: Гусейнов А. А. Этика доброй воли // Кант И. Лекции по этике. М., 2000. С. 7.
  • [3]Гусейнов А. А. Этика доброй воли // Кант И. Лекции по этике. М., 2000. С. 8.
  • [4] См.: Апресян Р. Г. Мораль // Этика: энциклопедический словарь / под ред. Р. Г. Апресяна, А. А. Гусейнова. М., 2001. С. 75.
Дата создания: 21.04.2005Дата обновления: 26.04.2011 Что вообще такое мораль и откуда она взялась? Эти два вопроса мне задают достаточно часто и клиенты, и представители различных СМИ. Постараюсь рассказать о таком явлении, как мораль, с точки зрения врача-психотерапевта и системного аналитика.

…Как-то в Мастер-классе участники подняли тему про мораль. Даже дискуссию назвали очень интересно — «Мораль как проблема логики». Но при этом началось обсуждение с других вопросов: не с того, в чем тут «проблема логики и возможный конфликт с логикой», а с того, что вообще такое мораль и откуда она взялась.  Эти же два вопроса мне задают достаточно часто и клиенты, и представители различных СМИ. Так что постараюсь вообще рассказать о таком явлении, как мораль, с точки зрения «врача-психотерапевта и системного аналитика». И с вопроса – откуда взялась мораль – я бы и начал. 

Опять вспомним про амебу: чтобы выжить, ей нужно двигаться к тому, что для нее хорошо, и убегать от того, что для нее плохо. То есть бинарность мышления амебы – хорошо-плохо, приятно-неприятно – вполне понятна и очевидна. Но чем сложнее организм, чем сложнее его развитие – тем сложнее эта система ценностей. Пока этот организм один – мы еще не можем говорить ни о какой морали. Этот организм функционирует пока как эгоист, стремящийся к тому, что для ЕГО биологического выживания хорошо, и убегающий от того, что для ЕГО выживания плохо. В том числе и для его размножения, репродуктивной функции и т.п.  Но когда несколько особей одного вида начинают для совместного существования объединяться в группы, стада и стаи – особенно там, где добыча пищи возможна только при коллективной совместной деятельности, и где деятельность одной особи определяется не только тем, что хорошо лично для нее, но в первую очередь тем, что хорошо для стаи в целом – простые критерии неразумного эгоизма («хорошо для меня – плохо для меня») перестают действовать однозначно. То есть подчас для отдельной особи может быть не совсем полезным, а иногда губительным и даже чуть ли не смертельным (по крайней мере смертельно опасным) – то, что является необходимым для стаи в целом. И для того, чтобы эта стая выживала – на уровне биологических инстинктов, рефлексов, если хотите, или того, что позднее психоаналитики назовут коллективным бессознательным – появляются формы и нормы поведения, определяющие в первую очередь то, что нужно стае. И они в свою очередь закрепляются на уровне «хорошо и плохо». 

  • Больше того, в них часто есть и реальные санкции: то есть когда, скажем, некая особь поступила так, как для стаи плохо, то стая оказывает на эту особь различные формы воздействия. В самых тяжелых случаях ее могут съесть, а так – как минимум кто-то из «старших товарищей» отшлепает, или дернет за хвост, или укусит. Во всяком случае, те или иные санкции наступают обязательно. 

И опять на уровне инстинктов, рефлексов, воздействия на центр удовольствия – формируются аспекты поведения. При которых в принципе глубоко-то не анализируется, что для чего и почему: просто «вот так делать принято и положено». Вот на этом уровне и появляется уже та самая первичная коллективная мораль, общественное бессознательное. И особенно актуальна она стала для животных вида «гомо сапиенс». Не случайно еще говорят, что «Человек — животное общественное, социальное». Но именно общественная, социальная деятельность и требует достаточно сложной, многоуровневой морали. Особенно важна она была в эпоху до письменности, точнее — до формирования юридических законов; или по крайней мере законов, основанных на логике и разуме. 

Забегая вперед, скажу: если бы общество действительно состояло только из «гомо САПИЕНС», то есть из людей, пользующихся активно разумом, то в рамках того же разумного эгоизма во многих «моральных принципах», может быть, и не было бы нужды. Потому что с точки зрения разумного эгоиста уже ясно – чтобы получить какие-то положительные дивиденды для себя лично, — причем как сейчас, так и в будущем, — необходимо делать что-то положительное и самому для общества тоже. То есть быть в какой-то степени альтруистом хотя бы иногда. 

* * *

  • Представьте себя на месте капитана небольшого корабля, который, уходя в довольно опасное плавание, набирает себе команду. И в частности, подбирает кандидата на какую-то достаточно значимую должность: скажем, корабельного повара (кока). И вот он вынужден выбирать между неразумным эгоистом и неразумным альтруистом. И он, естественно, обладая разумом и в целях самосохранения, выберет неразумного альтруиста. Как говорится, из двух неразумных зол – меньшее. Потому что неразумный эгоист, скажем, молча приберет себе все продуктовые запасы, потребит их неумеренно и единолично в самом начале пути и подвергнет риску весь экипаж (и естественным образом погибнет сам вместе с ним). А неразумный альтруист может в экстремальной ситуации пожертвовать собственной жизнью ради спасения всего экипажа. Но так как жизнь у него всего одна  – во второй экстремальной ситуации на него опереться будет невозможно, ибо его уже не будет физически. 

Да, если подходить с позиции логики, то лучше приглашать на подобную должность разумного эгоиста, если таковой есть среди кандидатов. Потому что именно в силу своих эгоистических соображений он понимает, что ему нужно во что бы то ни стало вернуться на этом же самом корабле обратно. Причем желательно — выполнив свою основную миссию и основную работу, на которую его нанимают и за которую он получит определенное вознаграждение. Поэтому для того, чтобы это все у него получилось, он обязан сделать все от него зависящее, чтобы и остальной экипаж остался жив, здоров и благополучно возвратился назад. То есть быть в течение всего этого плавания и альтруистом тоже по отношению к окружающим. Пусть и достаточно разумно альтруистичным. То есть разумный эгоизм собственно альтруизма вовсе не исключает. 

Более того, если копнуть все эти моральные ценности чуть глубже «призывов к альтруизму на благо общества» – мы столкнемся и с тем, что поглубже там на самом деле спрятано обращение и к внутреннему человеческому эгоизму. В частности, человека соблазняют раем и пугают адом (и прочими «карами небесными»). Разумеется, в разных религиях и культурах это преподносится в разной форме, но все равно: за то или иное «асоциальное поведение», за «поведение против блага общества» в загробном мире предусмотрены те или иные санкции. А в качестве альтернативы предлагается – «поступай так-то и так-то, твори добро, и будет тебе счастье – может быть, после смерти, но все равно будет.» 

Поэтому на всем протяжении существования человека как «животного социального» существовала и существует мораль. Именно как средство организации стаи, общества, социума, не сильно апеллирующая к разуму . И в таком случае каждый конкретный «индивид» сможет социализироваться, только приняв для себя те или иные моральные нормы. Другое дело, что с течением времени, от тысячелетия к тысячелетию, многие моральные догмы менялись. 

* * *

  • По этому поводу вспоминается восхищение редактора одной чеченской газеты. С каким упоением и взахлеб он рассказывал, «до чего же справедлива мораль кровавой мести»! Мол, по исламским законам умерший должен быть погребен обязательно до захода солнца. И встретив своего кровного врага непосредственно перед закатом, его не убивают, потому что не смогут положенным образом похоронить. Надо подождать до утра и только потом убить – чтобы врага успели похоронить согласно обрядам». Причем речь о том, морально или нет убивать человека вообще – как бы и не обсуждается. Это в тамошней морали вопрос давно решенный достаточно однозначно: по крайней мере в отношении кровных врагов. И в довольно многих моралях так или иначе проскальзывает нечто вроде «не убей своего, но чужого – можно». По крайней мере это не считается столь уж страшным преступлением… 

Но все-таки основа любой морали – попытка якобы «определить и утвердить» некие «общечеловеческие ценности». Причем я бы не сказал, что таковые ценности можно определить однозначно: строго говоря, мораль, причем любая, лишь делает попытки к этому и ходит довольно близко вокруг да около. Но одна из ценностей – это непременно человек, а точнее – человеческое общество как таковое. Потому что по большому счету все эти морали направлены на выживание общества и его лидеров. Лидеры могут быть как религиозные, так и «светские», но их благо очень часто так или  иначе входит в принципы той или иной морали. 

И работает мораль особенно тогда и там, где официальные законы фактически бессильны. В частности – не могут реально обеспечить той самой «неотвратимости наказания» за антисоциальные поступки. А ведь именно «неотвратимость наказания» за подобные вещи и является одним из основных факторов любой морали. Потому что человек, оставаясь все же эгоистичным существом, поступает альтруистично, только боясь какого-то наказания (которое непременно настигнет его либо на этом, либо на том свете). 

* * *

И на этом фоне совсем без морали общество, по крайней мере современное, существовать не может. Потому что большинству людей надо хоть чем-то руководствоваться в жизни и на что-то опираться ИЗВНЕ. И попытка разрушить мораль приводит к тому, что резко возрастает преступность, возникает разного рода анархия, криминал и т.п. Да на протяжении всего двадцатого века было несколько попыток «разрушить прежнюю мораль, непригодную для нового общества» – что после революции, что после перестройки. Если говорить о послереволюционных «общественных переворотах» – там после отмены «прежней морали» наступила эпоха террора. А потом ее сменила эпоха тирании. И только под гнетом этой самой сталинско-советской тирании появилась новая мораль – тот же известный «моральный кодекс строителя коммунизма». К брежневским временам эта мораль так или иначе все же сдерживала поведение людей так, что преступность достаточно упала — и сдерживала где-то вплоть до перестройки.

Однако к сожалению (и это довольно страшно), нельзя сказать, что мы сейчас вновь находимся «на этапе формирования новой морали». Потому что сейчас, отринув «старую советскую мораль», не пытаемся сформировать что-то более новое и более современное (если это определение в принципе можно применять к морали). Сейчас, наоборот, нам предлагают более устаревшую христианскую мораль. Кстати, попытки схватиться за эту мораль пробуксовывают еще и потому, что сейчас известны и применяются в нашем обществе морали других различных культур, и насаждение христианской морали как «основной и определяющей» вызывает только межконфессиональную напряженность и даже войну. Которая не закончится, по крайней мере пока существуют различные конфессии — каждая из которых будет продвигать «в основные и главные» свою мораль. Здесь как раз бинарность представлений «свои и чужие» и порождает врагов и вражду. Отсюда и общая потенциальная конфликтность этого мира с его разными моралями – по крайней мере до тех пор, пока разум не станет в этой ситуации своего рода «третейским судьей». 

Иногда еще возникает такая идея: можно ли создать мораль специально, искусственно? Наверное. нет: ибо это будет только лишь мораль того самого ее создателя, которая годится больше всего для него самого и обеспечивает в первую очень его эгоистические потребности. Даже если это будет некое коллективное творчество – скажем, «мораль, созданная государственной Думой» — она окажется «моралью только на службе у членов этой Думы». 

Однако мораль надо изучать и можно изучать. И здесь сошлюсь на известного этолога В. Дольника: он утверждает, что в каждом живом субъекте существует набор биологических программ (инстинктов), созданных всеми предыдущими поколениями, и субъект «по запросам», учитывая обстоятельства собственной реальной жизни, автоматически использует из всего набора те программы, которые для него наиболее подходят на данный момент. Точно так же мы можем изучать всю имеющуюся до сего времени мировую мораль и использовать из нее то, что наиболее подходит для нашего социума (именно для социума, ибо основная функция морали – социальная) в данных конкретных условиях. Не забывая о том, что у морали всегда было преимущество общества над личностью. Другое дело, что грамотно построенный, грамотно сформированный «моральный кодекс» все-таки опирается и на эгоистические потребности личности, а то и дает даже некое ощущение «свободы личности». То есть такая мораль, которая опирается на то, что «хорошо каждому члену общества – хорошо всем» – она более совершенна, чем мораль, при которой отдельный человек – лишь «винтик в локомотиве, везущем нас всех в светлое будущее». 

* * * 

…И между нами говоря — люди, которые пользуются своим разумом, иногда в каких-то поступках и шагах тоже апеллируют в том числе и к морали по тому же принципу «не знаешь как поступить — поступай как принято». Это в том случае, где действительно масштабный анализ развертывать как бы нет нужды. 

  • Например, при встрече с соседом по площадке куда проще автоматически сказать ему «Здравствуйте» (как это принято), нежели долго и напряженно внутри себя рассуждать — каким тоном и с какими словами к нему обратиться. и как он среагирует и к чему это может привести… А тем временем сосед молча уйдет и сочтет вас невоспитанным человеком. 

Ведь опять же, в конце концов разум не для того, чтобы им напряженно пользоваться всегда и всюду, а чтобы прежде всего определять — где его надо хорошенько загрузить, а где можно ему дать и отдохнуть. И пока он отдыхает, та же мораль вполне может (на время!) занять его место. Заказы «Электронного доктора», наиболее подходящие к статье:Я хочу быть оптимистомЯ хочу быть разумнымЯ хочу быть счастливымЯ хочу быть хорошим человекомЯ хочу быть человекомЯ хочу восстановить ощущение счастьяЯ хочу добиться счастьяЯ хочу позволить себе быть счастливымЯ хочу быть женщинойЯ хочу быть здоровымТемы:Взрослый-Родитель-Ребенок по Э.Берну, здравый смысл, мораль, проблемы адаптации в социуме, разумный эгоизм.© Нарицын Николай Николаевич врач-психотерапевт, психоаналитик г. Москва
Используемые источники:
  • http://media.ls.urfu.ru/182/1063/2116/
  • http://informvest.ru/kak-poyavilas-moral.html
  • https://studme.org/52670/etika_i_estetika/kak_poyavilas_moral
  • https://www.naritsyn.ru/morals_the_origin_and_the_purpose.htm